АППАРАТНЫЙ ЖУРНАЛ

«Нужно быть полным идиотом, чтобы верить всему тому, что происходит». А. Бышовец - футбольный тренер


Такого детства больше нет
dviglo
Оригинал взят у andy51rus в Такого детства больше нет

[reposted post]10 лайфхаков для тех, кто хочет похудеть
kiss_my_abs
reposted by dviglo
Если вы начнёте следовать этим принципам, то процесс похудения пойдёт быстро и легко. Не торопитесь никуда, налейте себя чашку чая, внимательно прочитайте пост. Правильное питание – самое главное в процессе похудения. Никакой спорт не поможет убрать лишнее, если мы едим не то, что нужно и не в тех количествах. Сегодня рассмотрим наиважнейшие принципы здоровой еды.



Read more...Collapse )

Боевой гопак. Взрыв мозга.
dviglo
Оригинал взят у leningad в Боевой гопак. Взрыв мозга.

Надысь надыбал тему. Первая реакция - ржал. Потом перестал ржать и взгруснулось. Взгруснулось от того, каким гавном забивают голову молодежи. Им бы чего доброго научить... Ан нет. Тема взята здесь. Ну вобщем смотрите, читайте:

Секретное оружие Украины: боевой гопак

До недавних пор я лишь немного слыхал о существовании на Украине боевого гопака и имел о нем очень смутное представление. Но вот на днях на глаза мне попалась довольно интересная подборка фотоснимков.

-------------------------------------------------------------------


Суть ее такова. В середине ноября 2014 года в украинском городе Нетешин в местной школе боевого гопака (которая входит в Международную федерацию боевого гопака) состоялся квалификационный групповой экзамен для начинающих. Членам детских и молодежных групп этой школы после овладения базовыми навыками пришло время сдавать так сказать свой первый экзамен на получение Жовтяка — самой младшей ступени мастерства (всего в боевом гопаке существует 7 ступеней: три ученические — Жовтяк, Сокол, Ястреб, одна промежуточная — Джура, и три мастерские — Козак, Характерник и Волхв).

Фоторепортаж — ниже, а здесь — достаточно забавное рекламное видео на тему владения мастерством боевого гопака. Под названием «Боевой пляс» один украинский казак в ритме танца лихо разделывается с группой напавших на него хулиганов.













-----------------------------------------------------

Самое страшное, что вместе с гопаком, молодёжи вдалбливают, что нужно бить Москаля. И ведь выросло поколение, бьют!

Почти как люди
dviglo
Оригинал взят у leningad в Почти как люди


На этом страшном кадре - Киев, сентябрь 1941 года. Бабий яр. Мать за секунду до гибели
прижимает к себе ребенка. Человек в форме СС, который убьет ее и ребенка через секунду-другую - не немец. Он украинец, точнее - уроженец Западной Украины, из Житомира. Служил в дивизии
Галичина, а с 1943 года участвовал в работе айнзатц-групп.
Откуда такие подробности? Практически от него самого. Эту фотографию изъяли партизаны вместе
с документами и армейским жетоном. изъяли, когда обыскивали его тело. Чудовищная фотография
станет одним из самых красноречивых свидетелей жертв нацизма на Нюрнбергском процессе.
Но больше всего поражает, что вот эта фотография хранилась среди личных вещей убитого
бандеровца. Вместе с семейными карточками, письмами домой лежало вот ЭТО. Бережно хранилось фото на память. Может, даже для семейного альбома. С гордостью детям и внукам на старости лет показывать: вот, дескать, как я отважно воевал за самостийну Украину когда-то...
Немцы убивали евреев, русских, белорусов, украинцев. И украинцы убивали евреев, русских,
белорусов, украинцев. Только первые делали это равнодушно или иногда даже с отвращением (но не из жалости к жертвам, а потому что грязная, не достойная арийского сверхчеловека работа), а украинцы из Галичины и ряды областей Зап. Украины делали это весело, с удовольствием и огоньком.
Ни тех, ни других подобные нюансы не оправдывают. Зато это различие многое говорит об
украинцах. Несколько лет назад мне довелось прочитать в добротном переводе с польского книгу о Волынской резне и вообще о бандеровском движении (в течении всего нескольких лет в Польше такие книги иногда выпускались. У нас их не выпускали вообще - исходя из идиотской дружбы народов.
Одна из глав - при всех немыслимых жестокостях этой книжки - поразила меня больше всего. Это
отрывки или полные версии писем бандеровцев своим родным, друзьям, однополчанам. И вот пишет такой человек о прекрасном будущем Украины (без жидів и москалей) и о задушевных спорах и
мечтах о ней с однополчанами, вспоминает любимый стих какого-то украинского поэта про природу и дом, а потом без перехода теми же словами описывает, как насиловал и убивал десятилетнюю девочку - теми же эмоциями, почти задушевно. Пишет, как потом лежал на труппе, курил и думал о вольной Украине. А потом снова - о посиделках на привале, о хате и мамке старенькой.





Были там письма и пострашнее, иногда встречались почти без зверств. Важней другое. Немцы,
хоть и не все - понимали, что творят зло. Но оправдывали себя идеей, необходимостью, войной,
приказом. Даже твердолобые наци подсознательно, подстрочно искали себе оправдания.
Эти - никогда. Зла как понятия для них не существовало. Убить жида, поляка и русского - добро
всегда. Убить украинца - зло, но если украинец неправильный (например, плохо говорит на мове
или не с тем акцентом, помогает и жалеет тех же евреев, русских, поляков) - опять же добро.
Иногда даже хорошего украинца убить добро - если ради воли и Украины (из всех воевавших на той озверелой войне армий только бандеровцы массово убивали своих же раненых в ходе отступлений или даже наступлений - чтобы не задерживали продвижение отрядов).
Степан Бандера в 1941 году, вступая во Львов и готовя хлопцев к работе напутствовал их
такими словами: Только Украина, ее воля и образ пречистый имеют значение для нас. Если вы
спросите меня, скольких украинцев можно и потребно убить ради воли и Украины, то я отвечу лишь
- сколько их можно и потребно оставить.



Все это имеет самое непосредственное отношение к дню сегодняшнему. Горящие заживо люди в
Одессе. Превращенные в город-призрак Славянск, убитые женщины и дети, расстрелянные
журналисты, взорванный над Луганском пассажирский самолет, говорит об одном - они вернулись.
Прямые и идейные потомки тех, кто шел тогда за Бандерой, Шухевичем, Коновальцем... и иже с
ними. А мы попали в паршивую ситуацию, потому что не поняли главного - они ИНЫЕ.
Вчера наблюдал переписку двух пользователей (не у себя на странице). Оба отчаянно писали
третьему, что НИКТО не взорвет специально пассажирский лайнер. Что этого не может быть потому что не может быть никогда!
Что украинцы взорвали самолет по ошибке. Они НЕ МОГЛИ сделать этого специально, обдуманно,
нарочно. Мы не хотим верить, что есть люди, готовые добровольно убить себя, свой народ, соседний народ, весь мир ради не идеи даже, а чувства. Чувства ненависти ко всему неукраинскому.
А вот немецкие солдаты и даже видевшие концлагеря офицеры СС писали о нечеловеческой
ненависти в глазах тех украинцев. Сегодня мы снова наблюдаем эти глаза и что творят их
обладатели. Смотрим, но не хотим видеть.
Бедные, их обманули! - сокрушаемся мы. - наступит зима и как они бедные будут скакать и прыгать, бегать и убивать?!



Поверьте, будут прекрасно. Ненависть согреет куда лучше нашего газа. А не согреет, так можно
пойти и устроить пожар у соседа и погреться у огня от его догорающей хаты, насилуя его женщину
и забавляясь, убивая его детей.
С ненавистью можно потребовать этот газ, и тебе, может статься, его отдадут. А потом, забрав газ,
все равно убить. Из ненависти.
Мы совершили страшную ошибку. И за эту ошибку теперь будем платить самую высокий цену.
Евреи, столкнувшись с нацизмом - берегут, лелеют и хранят память об этом зле. Они детей своих
водят в музеи, концлагеря и показывают ВСЕ. Не щадят детскую психику. Чтобы до боли, до слез
впечатали в память, в каждую клетку своего тела, что такое нацизм и почему его нужно
уничтожать.
А у нас под боком родилось зло пострашнее - украинцы-бандеровцы. Более упрямое, жестокое,
бесчеловечное. И более живучее.
Но мы предпочли забыть, вычеркнуть его из памяти. Чтобы не портить отношения мы не открывали музеи и мемориалы; мы не писали книги, не выпускали фильмы, не давали слово ещё помнившим старикам.
Помню, как однажды мой дед пришел домой накануне майских праздников в слезах. Это было сильно и непривычно. Даже на День Победы он лишь украдкой пускал слезу, а тут разом постаревший и льющий слезы человек...
Уже потом он рассказал, что на школьной линейке, куда его пригласили как военного героя,
ветерана и большого партийного человека, он вместо парадных рассказов об однополчанах пытался рассказать
школьникам о том, что увидел на Украине - в Киеве, во Львове, на Волыни...
Ему не дали говорить и десяти минут. Учительница и завуч буквально вытолкали его с линейки.
- Как вы смеете! Тут же могли быть и украинцы, украинские дети! - кричали ему уже в коридоре.
А дед, всхлипывая, говорит потом полутрезвый, что мы ОБЯЗАНЫ помнить. Помнить не только о
совершенных преступлениях. Помнить, что это были ИНЬІЕ люди. Они не такие как мы- говорил
мне дед и говорил, что не дай бог для России и русских, если они вернутся.
Сегодня Украина оказалась под властью бандеровцев. На наших глазах они строят общество и
государство своей изуверской мечты.
А мы не понимаем, не хотим понимать, что эти люди способны на любое преступление, на любое
насилие. На любую подлость.

Александр Петраков

[reposted post]Нью-Йорк Довлатова
Журнал ЖЖ
reposted by dviglo
Нью-Йорк, каким видел его Довлатов из окна своей квартиры. На подоконнике ленинградская папка с рукописью «Заповедника», внизу район, в котором он жил, а на горизонте кладбище, где он похоронен. Фотография samsebeskazal

samsebeskazal приглашает нас посмотреть, как выглядит второй по величине русскоязычный район Нью-Йорка. Сюда переехал в 1978 году знаменитый русский писатель и журналист Сергей Довлатов. Здесь жили и действовали герои его рассказов — эмигранты из самых дальних уголков Советского Союза. Мы можем пройтись по этим самобытным улицам и заглянуть в квартиру, где писатель жил до самой смерти в 1990 году. Его рабочий кабинет и обстановка остаются неизменными — за ними приглядывают дочь и жена.
Этот самый важный для меня пост в журнале. Самый сложный и самый ответственный. В первый раз я очень сильно переживаю о том, что получится в результате написания. Сам Довлатов писал так хорошо, что рассказать о чем-то, связанным с ним, коряво и неумело я просто не имею права. И эта ответственность давит на меня со всех сторон, парализует пальцы рук и перемешивает мысли в голове. Я знаю, что не силен в литературе, поэтому попробую в этом посте проявить лучшие свои черты: любовь к истории и наблюдательность. Сегодня вы увидите то, что никто никогда не видел и не публиковал.

Почти в самом центре нью-йоркского боро Куинс есть небольшой район под названием Форест-Хиллс. Он никогда особенно не выделялся на фоне других. Не самый дорогой, но и дешевым его назвать нельзя. Не унылый, но точно не самый красивый. Такой типичный спальный район Нью-Йорка. Того Нью-Йорка, что не попадает в объективы кинокамер и мало известен людям, живущим за его пределами. На его улицах совершенно нормальный для этих мест пестрый набор жителей, а мир, как и принято в Нью-Йорке, может кардинально измениться на другой стороне перекрестка.

Если посмотреть на карту, то можно заметить, что район как бы поделен на две части. Широкий Куинс-бульвар разрезает его на малоэтажную южную и многоэтажную северную части. Юг всегда был самой престижной частью (пост о Форест-Хиллс-Гарденс), север более дешевой. Северная куда менее симпатична внешне и застроена бесконечно однообразными кирпичными зданиями. После жизни в Куинсе, новостройки в Петербурге показались мне венцом градостроительной мысли. Когда-то именно эта часть Форест-Хиллс привлекла советских переселенцев третьей волны. Они выбрали его из-за сбалансированного соотношения низких цен на жилье при относительно невысоком уровне преступности. В 70-х последнее было очень актуально.

Мы - это шесть кирпичных зданий вокруг супермаркета, населенных преимущественно русскими. То есть недавними  советскими гражданами. Или, как пишут газеты — эмигрантами третьей волны.
Наш район тянется от железнодорожного полотна до синагоги. Чуть севернее — Мидоу-озеро, южнее — Квинс-бульвар. А мы — посередине. 108-я улица — наша центральная магистраль.
У нас есть русские магазины, детские сады, фотоателье и парикмахерские. Есть русское бюро путешествий. Есть русские адвокаты, писатели, врачи и торговцы недвижимостью. Есть русские гангстеры, сумасшедшие  и проститутки. Есть даже русский слепой музыкант.
Местных жителей у нас считают чем-то вроде иностранцев. Если мы слышим английскую речь, то настораживаемся. В таких случаях мы убедительно просим:
— Говорите по-русски!


2.


Так исторически сложилось, что еще в 80-х Форест-Хиллс стал вторым по величине русскоговорящим районом в Нью-Йорке. И если на Брайтон-бич селилась публика, приехавшая из Одессы и небольших советских городов, рвавшаяся в Америку, как принято считать, за красивой жизнью и разнообразием сортов колбасы, то Форест-Хиллс стал прибежищем для людей интеллигентных, которые тоже были не чужды пищевому разнообразию, но относились к этому более философски и сдержанно. Хотя, в конечном итоге, все решалось дружбой и имевшимися родственными связями. Люди ехали туда, где им было проще обустроиться и где живут им подобные. Уже тогда между двумя этими районами прошла трещина, превратившаяся позже в настоящую пропасть. Брайтон зубами вцепился в океанский берег и быстро начал брать от жизни свое, стремительно наполняясь русскими магазинами, ресторанами и атмосферой бесконечного застолья. Жизнь в Форест-Хиллс текла куда размеренней и была гораздо более нью-йоркской. Проживавшее здесь в те времена местное население было наполовину еврейским, а наполовину всем остальным: итальянским, латоноамериканским, азиатским, черным и т.д. Многие евреи приехали в Нью-Йорк из Германии после Второй мировой войны и, хотя они не были ортодоксами, помимо английского прекрасно говорили на идиш. Центром жизни вчерашних советских граждан стала 108-я улица. Именно она описана у Довлатова в «Иностранке». Именно рядом с ней жили многие реальные или выдуманные персонажи его произведений.

3.


В результате отдельные местные жители заговорили по-нашему. Китаец из закусочной приветствует меня:
— Доброе утро, Солженицын! (У него получается — «Солозениса».)
Здешние американцы, в основном, немецкие евреи. Третья эмиграция, за редким исключением — еврейская. Так что найти общий язык довольно просто.
То и дело местные жители спрашивают:
— Вы из России? Вы говорите на идиш?
Помимо евреев в нашем районе живут корейцы, индусы, арабы. Чернокожих у нас сравнительно мало. Латиноамериканцев больше.
Для нас это загадочные люди с транзисторами. Мы их не знаем. Однако на всякий случай презираем и боимся.
Косая Фрида выражает недовольство:
— Ехали бы в свою паршивую Африку!..
Сама Фрида родом из города Шклова. Жить предпочитает в Нью-Йорке...
Если хотите познакомиться с нашим районом, то встаньте около канцелярского магазина. Это на перекрестке Сто восьмой и Шестьдесят четвертой. Приходите как можно раньше.


4.


Прошло 10 лет и ситуация в районе изменилась. Экономический подъем в стране, превращение домов в кооперативы и бум на рынке нью-йоркской недвижимости привели к тому, что вчерашние иммигранты стали продавать резко подорожавшие квартиры и перебираться в другие районы города и штата. Многие уехали на Лонг-Айленд. Кто-то постарел и переехал к детям. Кто-то ушел в лучший из миров.

5.


На их место стали приезжать новые поселенцы — ими были бухарские евреи (вики), бежавшие в начале 90-х от обострения межнациональных отношений в Таджикистане и Узбекистане. Бухарские евреи — это очень колоритная смесь Средней Азии и еврейских традиций. В Нью-Йорке живет самая большая их община за пределами Израиля, и большинство из них живут в Форест-Хиллс. Думаю, что тут сыграли роль те же родственные связи, которые у них традиционно очень сильны, а также наличие в районе синагог и помощь местной еврейской общины. Сегодня бухарские евреи полностью изменили этот район. Он стал богаче, он стал дороже, он стал престижнее, он остался русскоязычным, но он стал совершенно другим.

6.


Кто бы мог подумать, что благодаря евреям из Таджикистана и их советскому прошлому мы получим второй по величине русскоязычный район в крупнейшем городе США.

7.


Сейчас со времен Довлатова здесь ни осталось почти ничего. Старые магазины и рестораны либо закрылись, либо поменяли свои вывески и владельцев. Если раньше слово "kosher" можно было встретить на одном-двух заведениях на улице, то теперь тут уже почти все "strictly kosher". Это хорошо заметно в субботу, когда 108-я улица просто вымирает.

8.


Один из немногих сохранившихся с тех времен магазинов. Вечером у его входа всегда собирались стайки подростков, привлеченные возможностью купить поздно вечером пива и сигарет.

9.


Рядом магазин с забавным названием. Тут явно хотели упомянуть одного французского актера, не пьющего одеколон, но, видимо, не знали как.

10.


Район наполнен артефактами. Здесь чувствуешь себя доктором Ливенгстоуном, уехавшим в экспедицию в дикие африканские земли, потерявшимся на три года и вдруг встретившим Генри Стэнли под манговым деревом.

11.


Кошерный ресторан подает Балтику и не знает, как правильно пишется басбой.

12.


Рестораны зазывают отведать «плов, манты, шашлык и другие блюда еврейской кухни». Внутри происходит невероятное. Как и во всем нью-йоркском общепите, на кухнях бухарских ресторанов работают мексиканцы. Они исполнительны, трудолюбивы и все схватывают на лету. Включая иностранные языки. Поэтому, Форест-Хиллс, наверное, единственное место на земле, где можно встретить мексиканца говорящего на таджикском.

13.


Когда гуляешь по 108-й, то не отпускает мысль о том, что Нью-Йорк довольно странный город. Смотришь на него и с трудом понимаешь: что было давно, а что появилось лишь вчера. Что из 80-х, а что из 2000-х. Современная история Нью-Йорка, как первые строки из Библии: Антонио пришел на смену Джону, Натан пришел на смену Антонио, Миша пришел на смену Натану, Соломон пришел на смену Мише. Земля крутится вокруг своей оси, а город меняется, оставаясь при этом прежним. Он — как кипящая кастрюля с супом — внутри бурлит вода с овощами и мясом, но огонь горит так, чтобы ничто не выплеснулось через край. И суп от этого только вкуснее и наваристей.

Пекарня, где несколько лет Катя Довлатова подрабатывала еще учась в школе, находится на том же месте, но выглядит совсем по-другому.

14.


Парикмахерская стала итальянской лавкой с моцареллой и колбасами, лавка стала борделем с затемненными стеклами и мутной вывеской, бордель стал русским магазином Березка #1. Такая нешуточная трансформация за полвека, но никто уже и не помнит, что здесь было вчера. От этого Березка кажется вечной.

15.


Слухи у нас распространяются быстро. Если вас интересуют свежие новости, постойте около русского магазина. Лучше всего — около магазина «Днепр».
Это наш клуб. Наш форум. Наша ассамблея. Наше информационное агентство.
Здесь можно навести  любую справку. Обсудить последнюю газетную статью. Нанять телохранителя, шофера или, скажем, платного убийцу. Приобрести автомобиль за сотню долларов. Купить валокордин отечественного производства.
Познакомиться с веселой и нетребовательной дамой.
Говорят, здесь продают марихуану и оружие. Меняют иностранную валюту. Заключают подозрительные сделки.
О людях нашего района здесь известно все.


16.


Но мир меняется. На смену Моне и Мише пришли Кин Ю и Рэймонд. Уверен, что они они настолько мудры и проницательны, что без проблем найдут магазину нового хозяина. Хотелось бы, чтобы это был китайский ресторан, но скорее всего им будет очередная аптека или магазин сотовой сети.

17.


Дом, где жил Довлатов, находится на углу 108-й улицы и 63-й драйв. Это третья по счету нью-йоркская квартира Довлатовых. Сначала они поселились на Флашинге (там теперь Чайна-таун), затем переехали на 65-ю, а потом сюда. Здесь прошла большая часть нью-йоркской жизни писателя. Это ничем не примечательное здание из кирпича, построенное в 1950 году, добротное снаружи и несколько обветшалое внутри. Сказывается возраст и система управления. Изъяны дома изящно закрыты панелями, на которых висят дешевые репродукции картин мировых классиков. От этого он немного напоминает потемкинскую деревню в миниатюре. В центре деревни стоит фонтан а-ля Венеция. Ржавый кран выдает его истинное происхождение. И неважно, что кладку размыло, а на кирпиче плесень. Зато в ожидании лифта можно полюбоваться работами Моне. Не хватает только классической музыки из хрипящих колонок. Внешне дом почти безупречен, и если не знать всех подробностей, то можно поверить сладким речам агента по недвижимости и купить там квартиру. Такая история не редкость для местных домов.

В лифт входишь, как космонавт на Байконуре. Обратный отсчет, кнопка на старт и скоро тебя ждет самое удивительно знакомство в твоей жизни. Когда-то давно, в карниз над дверью местные подростки клали спрятанные от родителей сигареты. Им приходилось помогать друг другу, чтобы дотянуться. Высокий Довлатов сигареты регулярно доставал и выкуривал. Подростки были в недоумении.

Дверь, как и принято в американских квартирах, ведет прямо в просторную гостиную. Там много книг и рабочий стол, стоящий в небольшом закутке. Слева от него диван и телевизор, справа — стенной шкаф. Довлатов работал практически на самом проходном месте в квартире. Вокруг всегда бурлила жизнь. Бабушка смотрела телевизор, а кто-то обязательно проходил мимо. Я как человек, сидящий за компьютером в углу небольшой гостиной, решительно не понимаю, как можно было работать в таких условиях. Если у меня ребенок смотрит мультики, то работа уже встала. Я начинаю ворчать и вынужден надевать наушники. А тут — мать, жена, двое детей и собака.

18.


Довлатов любил украшать свое рабочее место всякими дорогими ему мелочами. Прямом над столом висит огромный портрет супруги Лены, которую он сам снял и увеличил потом снимок. Фотография молодой Норы, еще одна ее фотография с любимой собакой Глашей, шутливая картинка с названием «Рой медведев», иллюстрация к русскому Плейбою, шарж на Гришу Поляка, карикатура на Ленина. За два года до смерти на стене появился запечатанный желтый конверт с завещанием.

19.


Основа всех моих занятии — любовь к порядку. Страсть к порядку. Иными словами — ненависть к хаосу. Кто-то говорил: «Точность — лучший заменитель гения». Это сказано обо мне.

20.


И сейчас на рабочем столе Довлатова идеальный порядок. Стопки книг оттого, что я застал Елену за разбором шкафа. Она предложила их убрать, но мне показалось, что с книгами стол выглядит как живой организм. Хозяина уже нет, но посаженное им дерево продолжает приносить плоды. Они растут и высятся на письменом столе и стройными рядами заполняют почти все пространство в шкафах.

Одна из книг — это еще не вышедшая повесть «Заповедник» (в американском варианте "Pushkin Hills"), переведенная дочерью Катей на английский язык. Книга выйдет из печати через месяц, в марте этого года. Ее можно будет купить на Амазоне в бумажном и электронном вариантах. Катя очень переживает о том, чтобы книга нашла своего американского читателя. Для нее это личное, и она боится, что если не будут выходить новые книги, то Довлатова на английском перестанут читать. Ей очень хочется, чтобы в ее стране знали ее отца. Мне кажется, что это важно не только для нее, но и для всей русской культуры, частью которой Довлатов, вне всякого сомнения, является. Если у вас есть американские друзья, то вы можете порекомендовать или подарить им новую книгу Довлатова. Жители Нью-Йорка могут придти на презентацию книги, которая пройдет 19 марта в книжном магазине POWERHOUSE ARENA, это в бруклинском районе Дамбо. Вход свободный.

21.


Настольный календарь 1990-го. На 24 августа нет ни одной заметки.

22.


На столе рукописи книг, письма и рабочие материалы.

23.


На стене висят пожелтевшие уже от времени правила парковки в Нью-Йорке на праздничные дни 1990 года.

24.


Ручки, которыми пользовался Довлатов. Он все писал сначала от руки, а потом перепечатывал на машинке. Рукописные листы выбрасывал. В Нью-Йорке Довлатову очень нравилось, что можно сделать копию на каждом углу и нет необходимости пользоваться копиркой.

25.


У Довлатова было две книги, в названиях которых фигурируют печатные машинки: ленинградская «Соло на ундервуде» и нью-йоркская — «Соло на IBM». Это художественный прием. Работал он совершенно на других машинках. Первой у него была старая машинка с огромной кареткой, которую прозвали «Мерлин Монро». Ее марку уже никто не помнит. К сожалению, Мерлин упала со стола и разбилась. На следующий день отец Довлатова — Донат отдал ему свою машинку. Это была Олимпия, которой Довлатов пользовался вплоть до своего отъезда из Ленинграда. Ундервуд у него тоже был, но печатала на нем жена Елена. Олимпия не пережила переезда и погибла в Вене в руках Юза Алешковского. Следующей машинкой стала Адлер, которую Довлатов купил в Нью-Йорке у сына сослуживицы жены, через полгода после приезда. Она была почти новой. Именно она на фото. Именно на ней написаны все его американские произведения.

26.


Еще один кусочек застывшей истории — портфель Довлатова. Внутри до сих пор лежат вещи, которые он туда положил в далеком 1990 году.

27.


Лучшая биография Довлатова написана им самим: «Я родился в не очень-то дружной семье. Посредственно учился в школе. Был отчислен из университета. Служил три года в лагерной охране. Писал рассказы, которые не мог опубликовать. Был вынужден покинуть родину. В Америке я так и не стал богатым или преуспевающим человеком. Мои дети неохотно говорят по-русски. Я неохотно говорю по-английски. В моем родном Ленинграде построили дамбу. В моем любимом Таллине происходит непонятно что. Жизнь коротка. Человек одинок. Надеюсь, все это достаточно грустно, чтобы я мог продолжать заниматься литературой…»

28.


Дружеский шарж, на котором Бродский изобразил Довлатова. Тот был очень тронут этим рисунком, но рисовал лучше Бродского и поэтому чуть подправил его для большего сходства.

29.


Рой Медведев (вики). Рис. С. Довлатов.

30.


Карикатура на Ленина, нарисованная Довлатовым в 1980 году.

31.


Рисунок Довлатова с двумя матрешками это все, что осталось от проекта, окрещенного «Русским плейбоем». Матрешки с гениталиями должны были украсить обложку первого номера. Был сделан макет, написаны статьи и подобраны иллюстрации - скарбезные картинки просто вырезали ножницами из американских журналов. Вайль составил англо-русский словарь постельного жаргона. Генис написал пространную статью об эротическом искусстве. Довлатов сочинил лирический рассказ об оральном сексе. Были найдены инвесторы в Филадельфии и даже получен первый чек. На этом судьба Русского плейбоя благополучно закончилась.

32.


Слева над столом, в рамке, висит один из важнейших для Довлатова как для писателя артефактов - ответ Курта Воннегута на его письмо.

Дорогой Сергей Довлатов --

Я тоже люблю вас, но вы разбили мое сердце. Я родился в этой стране, бесстрашно служил ей во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал «Ньюйоркер». А теперь приезжаете вы и — бах! — ваш рассказ сразу же печатают. Что-то странное творится, доложу я вам...

Если же говорить серьезно, то я поздравляю вас с отличным рассказом, а также поздравляю «Ньюйоркер», опубликовавший наконец-то истинно глубокий и универсальный рассказ. Как вы, наверное, убедились, рассказы в «Ньюйоркере» отражают радости и горести верхушки мидлкласса. До Вашего появления немного печаталось в «Ньюйоркере» рассказов о людях, которые не являются постоянными читателями того же «Ньюйоркера».

Я много жду от вас и вашей работы. У вас есть талант, который вы готовы отдать этой безумной стране. Мы счастливы, что вы здесь.

Ваш коллега --
Курт Воннегут.


33.



На сегодняшний день уже есть договоренность с владельцами здания об установке мемориальной таблички. Сейчас проходит сбор подписей под петицией о переименовании 63-й улицы в "Sergei Dovlatov Way". Точнее не о переименовании, а о придании ей второго названия. На карте она все равно останется как и была — 63rd Drive. Это довольно распространенная в Нью-Йорке практика. Улицы называют именами известных религиозных и политических деятелей, знаменитых граждан, музыкантов и даже погибших полицейских. Сейчас, к примеру, рассматривается петиция о дополнительном названии для перекрестка в нижнем Ист-Сайде — "Beastie Boys Square". Там музыканты всего лишь сделали фотографию для своего альбома "Paul's Boutique" 1989 года.

Для того, чтобы это произошло нужно собрать 20 000 подписей. Это не гарантирует 100% результат, но точно приведет к тому, что вопрос будет выдвинут на обсуждение. Если бы их было 100 000, то улицу бы переименовали еще вчера. Но сегодня их всего 11 824. И это при том, что была проделана огромная работа, а новость об этом обошла уже все ведущие телеканалы России. Мне кажется, что проблема в недостаточной информированности. Большинство решило, что поскольку этого уже случилось, то помощи не требуется. Однако это не так. Очень важно, чтобы инициативу поддержало как можно больше местных жителей. Идеально, чтобы они жили в самом Форест-Хиллс. Я понимаю, что при помощи одного только моего блога сделать это будет трудно, поэтому прошу у вас помощи и перепоста. Проголосовать очень просто: надо зайти на сайт change.org, указать по порядку: имя, фамилию, адрес электронной почты, адрес проживания, штат и почтовый индекс. Если вы живете за пределами США, то выбрать "Outside U.S.?", тогда вместо штата надо будет ввести город. В нижнем поле вы можете написать, почему это важно для вас. Дальше надо нажать кнопку Sign и ваша подпись принята. Все это займет около минуты, но вы поможете в важном и нужном деле.

Мне кажется, что этот тот самый случай, когда инициатива действительно нужна и уместна, а все, что мешает ее продвинуть — это недостаток информации. Более чем уверен, что у Довлатова преданных поклонников гораздо больше, чем население города Нью-Йорка, и при вашем участии завтра голосов будет гораздо больше 20 000.

Я хочу поблагодарить Елену и Катю Довлатовых, без которых это пост был бы невозможен и всех, кто принимает или примет участие в этом простом, но очень важном проекте.

[reposted post]"Отожмете Крым - получите навсегда врага в виде Украины" - ну-ну
gosh100
reposted by dviglo
Так гутарят пока типа братские нам хохлы.
Ну как, братские. Помните заварушку в Грузии 08.08.08?
И вот как украинские братья переживали за Россию:
Read more...Collapse )

Харьков встретил ультрас
dviglo
Оригинал взят у mikle1 в Харьков встретил ультрас
Сегодня рано утром поездом из Одессы прибыло еще 60 ультрас, которые не успели выехать раньше. Еще не меньше просились на этот поезд пустить их без предъявления паспортов, но им было отказано и они остались в Одессе. Харьковские ультрас испуганы. Перед выходом из поезда все переодевались. прятали любую символику принадлежности к нацистам и просто жовто-блакытну.

Больше половины не решилась идти в подземный переход и отправилась по шпалам в обход вокзала. Общее настроение - паника. Реально ожидают расправы за сожжение людей в Одессе. Опять звучат те же самые слова, что я слышал из уст пленных 1 марта - "Мы не думали, что так будет".

Поздно,нелюди. Сегодня ни возраст, ни запоздалое раскаяние не спасут никого от наказания за совершенное преступление. И тот факт, что вас встретили сегодня, что все ваши фамилии засветились в проездных документах и попали в общую базу данных, что абсолютно все, включая и тех, кто бежал по путям в обход вокзала, зафиксированы длиннофокусной оптикой, доказывает очевидное - расплата неминуема. И она наступит для многих даже раньше, чем рухнет ваш фашистский режим.

И уж извините, никто не будет разбираться - стреляли лично вы, или только патроны подносили. Ваши действия квалифицируются как убийство двух и более лиц, совершенных по предварительному сговору в составе организованной банды. Так что и в мирное время вас ждало бы пожизненное. А время благодаря вам не мирное. Как вы кричите - "Не забудем, не простим?" Мы тоже. Так что извиняться не будем.

Обзвоните сегодня-завтра своих подельников, с которыми вы вместе приехали одним поездом сегодняшним утром. Убедитесь.

Зря вы убивали людей. Зря.

Всегда к вашим услугам. Вежливые Харьковчане.Рейтинг блогов





Киевская Украина пытается пересмотреть историю Холокоста.
dviglo
Украина "Киевская" - потому, что очевидно, что государство расколото и возврат к прежнему состоянию невозможен в принципе. Поэтому, по-видимому, некоторое время будет уместен именно такой термин "Киевская" до тех пор, пока о желании выйти из состава остатков быв.Украины не заявит - а она заявит и обязательно - Галиция (Галичина?)...

Так вот, "Постоянный представитель Украины ("Киевской" - прим. авт.) при ООН Юрий Сергеев оправдал украинских националистов, заявив, что Советский Союз на Нюрнбергском процессе сфальсифицировал обвинения против них."

Допустим. Допустим, что СССР "сфальсифицировал". Но тогда, значит, общеизвестный факт расстрела бандеровцами евреев в Бабьем яру ложен? Ведь если г-н Сергеев ошибается или лжет и он(факт) имел место быть, то, значит, все таки, бандеровцы убийцы и прислужники нацистов. Значит, его - по логике г-на Сергеева - не было никогда, ибо никогда не могло быть, так как СССР все это сфальсифицировал.  Но тогда,  если бандеровцы не расстреливали евреев в Бабьем Яру, значит их там никто не расстреливал? Немцы? Но, пардон,скажут немцы - нам чужого не надо. За нами  своего достаточно. Как можно безосновательно совершенно вешат такое чудовищное преступление на немцев? Это не шутки. Все знали раньше - евреев в Бабьем Яру расстреляли бандеровцы. Если не бандеровцы, то кто? Да даже  если вдруг предположить только что и немцы - ну все равно тогда нужно проводить расследование, т.е. фактически пересматривать решения Нюрнбергского трибунала.Причем, по всем вопросам. Если СССР сфальсифицировал по этому делу обвинения - значит он мог и по другим делам сфальсифицировать. Верно? А если не проводить ревизию - значит евреев вообще никто Бабьем Яру не расстреливал. Но тогда они не должны говорить о 6 млн погибших. Могут говорить о 5 с лишним миллионах, но никак не о 6-ти.

 Вот какую фичу завернул господин Сергеев.

[reposted post]Уважаемые редакторы, и вот как мне это понимать? ... о_О
asaratov
reposted by dviglo
Обращение к редакторам Живого Журнала:



КАК ЭТО ПОНИМАТЬ?Collapse )

На Россию хер кладут даже на собственных Олимпийских играх...
dviglo
Взяли - и гол не засчитали на хоккее Россия-США.Судил игру, кстати, американец. В ИИХФ (международной федерации хоккея) , вишь ли, считают, что "судьи национальности не имеют" В ФИФА (футбольной федерации) считают, что таки имеют...  потому никогда на международные игры не назначают судьями граждан одной стран, команды которых играют на поле.
Ну и посмотрели - как в хоккее судьи национальности "не имеют"...
Пиндосы свое не мытьем, так катаньм - но возьмут.


?

Log in